Павловский Посад. Новости

Яндекс.Погода

среда, 13 декабря

дождь со снегом+1 °C

Онлайн трансляция

Медаль за город Будапешт (Страницы книги «Вино с печалью пополам»)

24 апр. 2014 г., 17:06

Просмотры: 180


Лет двадцать назад в одном из красивейших зданий Павловского Посада на Кировской улице находилась организация, называвшаяся Трест столовых или как-то так. А я тогда писала рассказы об участниках Великой Отечественной войны и подумала, что в Тресте столовых тоже могут быть свои ветераны.

Лет двадцать назад в одном из красивейших зданий Павловского Посада на Кировской улице находилась организация, называвшаяся Трест столовых или как-то так. А я тогда писала рассказы об участниках Великой Отечественной войны и подумала, что в Тресте столовых тоже могут быть свои ветераны.

Медаль за город Будапешт

(Страницы книги «Вино с печалью пополам»)



Я пришла в Трест столовых, объяснила, что хотела бы написать о работниках общественного питания, а может быть, среди них есть герои. «Ну да, – сказали мне, – будем искать».

И к следующему моему приходу подготовили листочек с адресом: участников, дескать, двое, а живут они вместе. И я отправилась по указанному адресу в Мишутино, нашла красивый дом (мне все такие дома кажутся необыкновенно привлекательными, как и их обитатели).

Хозяева – супруги Василий Васильевич и Ольга Никандровна Варфоломеевы - никак не ожидали моего прихода. Но, может быть, люди двадцать лет назад были лучше, никаких железных дверей не было – запросто пускали в дом чужого человека, одним словом, мне даже обрадовались. Я объяснила, что пишу о войне, хочу, чтобы они что-нибудь рассказали.

– Трое моих братьев погибли... Иван, Михаил и Пётр... – сказала Ольга Никандровна и заплакала.

– Может быть, документы какие-нибудь сохранились, фотографии? – спросила я.

– Какие ж тогда фотографии…

216659.jpg

Ольга Никандровна рассказала, что в годы войны молоденькой девушкой она работала в столовой на Городке. Здесь кормили фабричных рабочих и военных из казарм. Работали по четырнадцать часов. Продуктов не хватало, война, голод. Люди по карточкам получали по четыреста граммов хлеба и пухли с голоду.

В Павловском Посаде, как и везде, было введено нормированное снабжение городского населения продуктами и товарами первой необходимости. В городе ели траву, а в павловопосадской газете «Ударник» давали рецепты приготовления блюд из крапивы и щавеля. Отработав многочасовую смену, в выходной день работники столовой отправлялись в ближайший лес за дровами для Городковской фабрики. Вечером ухаживали за ранеными в госпиталях. И так все четыре года.

Хозяин дома, Василий Васильевич Варфоломеев, был призван на фронт в самом начале войны, в те дни, когда шли тяжёлые бои за Москву. Они стояли в обороне под Истрой. Нашим частям не хватало оружия, боеприпасов. Им давали одну винтовку на десятерых и говорили, что остальное они должны добыть у врага. Раз во время боя командир взял Василия с собой за снарядами, по дороге они зашли в дом, где лежали раненые. Тут Василию велено было остаться и ждать. Раненые лежали на полу возле печки. Прилёг и Василий, размотал свои обмотки и... уснул. Двое суток перед этим они провели без сна, на снегу, один сухарь и один кусок сахару – вот и вся пища, а вместо воды заедали снегом – шёл бой. А теперь, выпив пять кружек да прислонившись к печке, восемнадцатилетний парень заснул. А проснулся от удара сапогом по голове. Немец почему-то по-русски сказал: «Живой». Изба горела. Кругом стоял крик. Взяв несколько человек, немцы привели их в школу, где уже было много пленных. Во дворе школы стоял сарай, использовался как нужник. Василий заметил, что доски здесь шаткие. Одну из досок строения можно было отодвинуть, а в нескольких метрах – сточная канава. Но немцы этот сарай охраняли особо. Однако же пленнику удалось-таки пролезть сквозь щель и очутиться в канаве. Потом он полз, бежал, не чуял под собой ног, опять полз и так добрался до ближайшего домика. Вошёл – здесь женщина и двое детей ремонтировали санки. Не зная, что делать, Василий кинулся помогать им, как вдруг в дом вошёл немец с автоматом, ударил беглеца прикладом и опять привёл в ту же школу. Вскоре пленных отправили до Смоленска, а оттуда повезли в сторону Орши. Вагон был до отказа забит людьми, им не давали пить, а хлеб кидали – на всех. Кому-то удавалось ухватить кусок, но некоторые, задавленные, гибли. Вагон предназначался для перевозки скота, на стене было закреплено кольцо. И вот за это кольцо Василий прикрепил свой ремень и, ухватившись за другой его конец, выбросился из открытого окошка. Он висел и кружился, пытаясь найти опору, его било и мотало, едва не сорвало, но вот ноги нащупали спасительные перекладины. Сильный бросок вниз – и находившийся на волоске от смерти Варфоломеев оказался в канаве, на снегу, возле железнодорожной насыпи где-то в поле за Смоленском. От поезда удалось оторваться ещё нескольким пленным. Все они вместе отправились к близлежащей деревне, а потом на прорыв, к своим. Свои отнеслись к Василию подозрительно. Его не отправили впоследствии в Сибирь, – он искупил вину кровью пяти ранений. В одной из боевых благодарностей В.В. Варфоломеева командир подразделения 7 января 1945 года написал: «Слава Вам, наш боевой друг. Будучи командиром минной роты, Вы проявили мужество и геройство. Огнём своего миномета Вы отразили пять контратак противника. Слава Вам».

А дело было так...

Осенью 1944 года советские войска прорывались в сторону Будапешта. В в ходе Дебреценской наступательной операции войска 2-го Украинского фронта под командованием маршала Р.Я. Малиновского вошли в восточную Венгрию. Город Дебрецен на реке Дунай переходил из рук в руки. Шёл тяжёлый бой. Наши силы взяли немцев в кольцо. На прорыв кольца пошли немецкие танки – наша пехота отступила. «Пусть погибну!» – решил Василий. Он остался прикрывать отступление пехоты, командуя расчётами четырёх миномётов. Десятки наших раненых находились здесь же, в ближнем доме, под прикрытием миномётов Варфоломеева.

Летели снаряды, отражая немецкие контратаки, но вот кончились боеприпасы, прервалась связь. «Я посылаю одного – наладить связь – нужно было пробежать через дорогу – его тут же ранило. Посылаю другого – его сразу убило – пуля попала в голову, но он бежал ещё несколько шагов», – и рассказывающий об этом старик заплакал. А тогда, пятьдесят лет назад, Василий Васильевич сам бросился через дорогу, добежал до разорванных снарядом проводов, наладил связь, получил приказ «держаться» – и тут в кустах обнаружил ящик немецких гранат. Этими гранатами оставшиеся в живых несколько человек отбивались от подступающих фашистов.

Закончился бой – тут только Варфоломеев почувствовал ранение в ребро.

Советские войска осуществили успешный прорыв в сторону Будапешта. В декабре 1944 начался штурм Будапешта. Жестокий бой за город продолжался около двух месяцев и завершился взятием венгерской столицы.

Разное вспоминается Василию Васильевичу... Однажды привели пленного немца. Командир спрашивает:

– Кто по-немецки умеет говорить?

– Я! – отзывается один боец. - И вдруг начинает рубить немца лопатой. Он мстил за сожжённый дом, за изнасилованную жену, за убитых детей, он забил его до смерти, рубил мёртвого, уже сошёл с ума, его едва оторвали и отправили в больницу.

Пройдя через четыре года войны, В.В. Варфоломеев вернулся домой, работал поваром, заведующим столовой, в Мишутино у него дом, сад.

Я, помню, возвращалась от них уже вечером, на прощание Василий Васильевич спросил: «Сумка у вас есть?» Пошёл в сад, насыпал яблок, сказал между прочим жене: «Это ничего, они поймут всё, что надо напишут...»