Павловский Посад. Новости

Яндекс.Погода

пятница, 17 августа

ясно+14 °C

Онлайн трансляция

Владимир Стулов: «Я так живу»

14 дек. 2017 г., 10:39

Просмотры: 679


Накануне своего 70-летия руководитель брендового для Павловского Посада предприятия встретился с журналистом «Павлово-Посадских известий».

Предоставлено В. Стуловым

Есть в Павловском Посаде  люди, которые не нуждаются в представлении. Их имена и так хорошо известны, поскольку они уже давно стали неотъемлемой составляющей славы нашей малой родины. Один из них председатель Совета директоров ОАО «Павловопосадская платочная мануфактура», председатель художественного совета предприятия, президент Союза «Народные художественные промыслы Московской области», лауреат Государственной премии Российской Федерации, лауреат премии Правительства Российской Федерации, почётный академик Российской академии художеств Владимир СТУЛОВ.

– Владимир Сергеевич, говорят, все мы родом из детства. Расскажите об этом времени.

– Жили мы в Ногинске – отец, мать, две мои старшие сестры и я. Мама была домохозяйкой, а отец, как я помню, всегда занимал должности, которые требовали умения принимать серьёзные решения, часто нестандартные.

После семилетки я пошёл работать учеником электрика на отделочную ситцепечатную фабрику Глуховского хлопчатобумажного комбината (пятнадцать лет мне тогда было), с того момента и началась моя трудовая биография. В положенный срок пошёл служить в армию, а вернувшись, решил продолжить образование в техникуме. Но оказалось, что для техникума нужно закончить восьмилетку – пришлось вернуться в школу, но уже в вечернюю. Потом были автодорожный техникум и по окончании сразу Московский институт стали и сплавов. После института я устроился в Москву на АЗЛК на должность инженера-технолога дефектовщика (ОТК).

– Нравилась работа?

– Конечно, я вообще работать люблю, без живого, творческого дела себя просто не представляю. Я начал работать в то время, когда активно выдвигали молодых. Но надо было доказать, что ты способен решать сложные задачи. Помню, как, став начальником одного из крупнейших цехов завода (восемь тысяч человек работало), я должен был обеспечить его бесперебойную работу, ведь от этого зависело и выполнение плана, и зарплата людей. Приходилось крутиться, создавать «подушки безопасности» на случай, если конвейер остановится.

Зарплата, конечно, по тем временам была очень солидная – 220 рублей, а получал я и того больше, но отрабатывать эти суммы приходилось по полной. Я когда впервые попал в кабинет начальника цеха, очень удивился, увидев в специальной комнате кровать. И только потом понял: на круглосуточно работающем предприятии рабочие смены меняются, а рабочий день начальника цеха не определяется никакими временными рамками. Бывало, домой только за сменой белья заезжал. Вот как работали – как в войну.

Затем пришлось заниматься станциями техобслуживания: новая модель «Москвича» вышла недоработанной, пришлось по всей стране создавать целую сеть станций  техобслуживания, чтобы доводить автомобиль до ума. Этот опыт мне пригодился в конце 80-х, когда стало развиваться кооперативное движение. На заводе дела тогда уже шли плохо,  и я создал свой первый кооператив «Сервис». В это же время я занялся лаковой миниатюрой.

– Неожиданный поворот.

– Вовсе нет. Мой дядя по матери – заслуженный художник России, так что интерес к живописи у меня неслучайный. Почему лаковая миниатюра? Да потому что спрос рождает предложение, а шкатулки хорошо покупали. Это был очень неплохой бизнес. В кооперативе работали около тридцати художников, чья роспись высоко ценилась.

На вырученные средства покупали акции некоторых предприятий, в том числе и «Павловопосадской платочной мануфактуры». Первое знакомство с предприятием состоялось, когда мы вышли на директора с предложением взять на себя реализацию платков и шалей (у фабрики с этим были большие трудности). Дело пошло. Но тогда я даже и предположить не мог, что стану руководителем предприятия.

Стулов

Из архива редакции

– Когда же это произошло?

– В начале 90-х. Когда пришёл сюда, у фабрики были миллионные долги, люди по несколько месяцев уже не получали зарплату – пришлось применять срочные и жёсткие меры. Мы нашли законные способы избавиться от долгов и начать работать с чистого листа. Для этого надо было решить вопрос с переоборудованием производства, которое было ориентировано на выпуск 25 млн штук изделий в год, причём всего двенадцати видов. А рынок требовал совсем другого. Для сравнения, сегодня мы в течение года выпускаем 1,5 миллиона изделий, в которых используется 1600 разных рисунков. В процессе переформатирования предприятия пришлось сокращать численность коллектива.

– Владимир Сергеевич, тяжело было увольнять людей?

– Конечно, тяжело. Но это был вопрос выживания предприятия, и другого выхода не было. Зато с тех пор не было ни одного случая задержки зарплаты. Кстати, сейчас мы готовы принимать на работу, но у нас много ручного труда, и поэтому желающих не так много. Проблем хватает и сегодня. Мне иногда кажется, что я сижу на пороховой бочке и только успеваю обрубать идущие к ней бикфордовы шнуры. Не успел – извините.

– Что помогает выдерживать такой ритм, двигаться дальше вперёд?

– Я просто по-другому не умею, я так живу.

– Какие задачи ставите сегодня перед мануфактурой, в каком направлении предполагаете двигаться?

– Любое предприятие – это движение. Как только остановился, всё рушится. Поэтому  наша первая задача – новый ассортимент (это требование  современного рынка).  Он, в свою очередь, требует нового оборудования, и мы постоянно его приобретаем. Надо сказать, что мы как народный промысел имеем хорошую поддержку от государства, но и сами не сидим сложа руки. Надо понимать, что востребованность нашей продукции во многом зависит от покупательской способности населения, и в этом плане сейчас не самые лучшие времена. А следующий год однозначно будет очень сложным.

– У вас есть антикризисная программа?

– Важно предугадать приближающийся кризис задолго до его начала. Мы ещё четыре года назад купили новое оборудование, на котором делаем достаточно недорогой товар – разреженные шерстяные платки, кашне. И эти изделия разлетаются сейчас как горячие пирожки – не успеваем выпускать. Так что только вперёд, в постоянном движении.

– Как вы считаете, то, что судьба связала вас с «платочкой», это случайность или закономерность?

– Думаю, что всё-таки закономерность. Здесь как бы всё сошлось воедино: и то, что мой предок Егор Стулов, соратник Герасима Курина, защищал эту землю от врага в 1812 году, и то, что в нашем роду были художники, от которых мне достались любовь к живописи и её понимание, и ещё много других моментов, которые определили мою жизнь, как теперь понятно, неотделимую от «Павловопосадской платочной мануфактуры».

Елена Шахиджанова