Павловский Посад. Новости

Яндекс.Погода

четверг, 21 сентября

пасмурно+14 °C

Онлайн трансляция

Под знаком ордена «Любви народа»: интервью с Леонидом Шехватовым, врачом с более чем 55-летним стажем

08 июня 2017 г., 10:22

Просмотры: 328


Хирург, эндоскопист, физиотерапевт, ЛОР, окулист… И всё это об одном человеке – докторе с более чем 55-летним стажем.

Леонид Дмитриевич Шехватов.  Имя этого замечательного врача хорошо известно не одному поколению павловопосадцев, как бывают известны имена тех, кто посвятил себя профессии и людям.

– Леонид Дмитриевич, сегодня многие врачи, имея основную специализацию, осваивают дополнительные медицинские специальности.  Но ваш список просто впечатляет. Как получилось, что вам пришлось работать в совершенно разных направлениях медицины?

Меня в такие условия постоянно ставила жизнь. Это сейчас врач допускается к самостоятельной работе только после прохождения интернатуры или ординатуры, а в моё время всё было по-другому. Учась в Хабаровском медицинском институте, я работал фельдшером. Перед занятиями и вечером ходил по домам, делал уколы, ставил банки и горчичники. А по окончании института, где я специализировался по хирургии, пришёл в Новониколаевскую ЦРБ (Волгоградская область). Но работать пришлось врачом-окулистом и ЛОРом, и без всякой подготовки, хорошо, что медсестра была опытная, работала с этими специалистами. Конечно, постепенно всему научился: и проколы при гайморите делать, и тампонады при носовых кровотечениях… Примерно полтора-два месяца отработал – приносят постановление провести судебно-медицинское вскрытие. Как это делать, я имел довольно общее представление. К счастью, я из Хабаровска привёз целый чемодан медицинской литературы, и была там одна маленькая книжечка, в которой описывалась методика вскрытия. Вот по ней и делал. Вскрывал можно сказать в военно-полевых условиях, в каком-то сарайчике, никакого специального помещения не было, потому что обычно на вскрытие возили в соседний город Урюпинск. Кстати, это моя родина. Там на въезде и сейчас есть надпись: «Кто в Урюпинске не был, тот России не знает».

– А как же хирургия?

– В той же Новониколаевской больнице я встал к операционному столу. По хирургии я был достаточно хорошо подготовлен, ещё студентом ассистировал во время операций, пробовал оперировать самостоятельно. Но то, что придётся оказывать хирургическую помощь не только в операционной, но и в совсем не подходящих для этого условиях, представить было трудно.

– Расскажите какой-нибудь случай.

Новониколаевский район большой – 40-50 км по кругу. Дорог нет. Однажды вечером поступает звонок о внематочной беременности. Я и операционная сестра берём инструментарий и на тракторе (она в кабине, а я в прицепе) выезжаем. Добрались только к утру и сразу начали оперировать, прямо в домашних условиях, слава богу, всё прошло благополучно. И таких операций на выезде за  пять лет работы было немало. Возможно, ещё и потому, что район большой, а мест в больнице мало. Поэтому госпитализировали только в том случае, если диагноз был подтверждён необходима операция. Часто просили пациентов несколько дней побыть у родственников, знакомых, которые живут поблизости, чтобы иметь возможность понаблюдать за больным. Это сейчас мы при малейшем подозрении стараемся госпитализировать пациентов, а тогда об этом можно было только мечтать.

– Леонид Дмитриевич, судя по всему, вам с самых первых шагов в профессии пришлось принимать серьёзные решения?

Это так, причём не только профессиональные. Меня вскоре избрали председателем профкома (я уже тогда работал хирургом), поэтому приходилось заниматься и совсем далёкими от медицины вопросами. Очень хорошо помню первое заявление от сестры-хозяйки, она просила помочь с ремонтом её колодца. Помогли.

Мы тогда работали  что называется без сна и отдыха. Только вернёшься из больницы, сядешь ужинать, а за тобой уже машина скорая заезжает. Вызовы и днём, и ночью, кроме тех дней, когда ты на дежурстве в больнице. Вызовы не оплачивали, поэтому каждый месяц собирали заседание профкома, выносили решение об оказании материальной помощи.

В Новониколаевской больнице я проработал пять лет.

– А потом?

Потом поступил в ординатуру, сначала в Волгограде, но там не дали общежития. И я переехал в Павловский Посад к брату, отработал 2 года здесь в поликлинике, а потом поступил в Москву в ординатуру. И в 1970 году после окончания клинической ординатуры по общей хирургии при МОНИКИ им. М.Ф. Владимирского меня взяли на должность врача-ординатора хирургического отделения в Павлово-Посадскую центральную районную больницу.

– Во время учёбы в Москве не думали там остаться?

– Да, такие возможности были. Я уже начал заниматься научной работой, мне предлагали заведовать отделением хирургии в Купавне. Но в 1970 году у меня умерла жена, и остался с двумя дочерьми, старшей было шесть с половиной лет, а младшей – полгода. Так что надо было думать о детях. Хотя в 1983 году я всё-таки защитил диссертацию на местном материале.

 

Из досье

Шехватов Л.Д. с успехом широко оперирует на органах брюшной полости, а также владеет методами оперативных вмешательств при травматических повреждениях органов грудной клетки, черепа, конечностей. С 1972 года в хирургическом отделении при участии Шехватова Л.Д. разработан и внедрен в практику метод фоноэнтерографии. По материалам исследовательской работы подготовлена и в 1983 году защищена кандидатская диссертация.

 

– Леонид Дмитриевич, вы и дальше продолжали совершенствовать своё профессиональное мастерство, осваивая новые сложные операции?

– Да, в том же 1983 году впервые в ЦРБ я начал проводить операции селективной проксимальной ваготомии у больных язвенной болезнью. Это менее травматичная, органосохраняющая операция, которая к тому же реже приводит к осложнениям. Хотя это дольше и сложнее, чем удалить часть желудка. В то время эндоскопия (способ осмотра некоторых внутренних органов при помощи эндоскопа – прим. ред.) только начиналась. Поэтому я прошёл курсы в Боткинской больнице, а когда у нас появился аппарат, начал обследовать и тех, кого оперировал, и всех, кому это было необходимо. Почти десять лет я  делал это один, причём как совместитель, поскольку не хотел отказываться от хирургии, прирос к ней. Так и оперировал, пока сердце не подвело – инфаркт случился.

– Несмотря на возраст и проблемы со здоровьем, вы продолжаете вести активный образ жизни. Как форму поддерживаете?

– Работаю.

Трудом я молодость добуду,

Трудом я старость обману

И ещё очень важен оптимистичный взгляд на жизнь.

И с каждым часом и мгновением я всё активнее живу,

А невзгоды и сомнения не остановят жизнь мою…

Вот этих правил я и придерживаюсь.

Кроме того, поддерживать форму помогают физические упражнения и прежде всего плавание. Я плавать с детства люблю. Со второго курса стал ходить в бассейн, и даже второй разряд был по плаванию, по конькам третий разряд и шахматам (это уже гимнастика для ума). Даже танцами немного занимался. Плавание не оставлял никогда, пока у нас бассейна не было, ездили в Электросталь. И сейчас два раза в неделю плаваю. Моя норма 1600 метров.

– Сегодня вы возглавляете отделение восстановительного лечения.

Да, наша основная задача – это реабилитация, поэтому в нашем отделении мы используем возможности физиокабинета, у нас работает массажист, предусмотрена лечебная физкультура. Но, как всегда, я этим не ограничиваюсь. Ещё у меня дежурства в приёмном отделении ЦРБ, где я оказываю неотложную хирургическую помощь. Я ассистирую на операциях, как физиотерапевт веду приём пациентов в поликлинике.

– И здесь уже нужно поддерживать профессиональную форму?

– А как же. Я постоянно учусь. Вот сейчас езжу на курсы по физиотерапии, продолжаю совершенствоваться в хирургии и эндоскопии. Мы же каждые пять лет должны подтверждать свой профессионализм, показывать новые достижения. Так вот по трём направлениям и учусь, и работаю.

– Чемодан с книгами, привезённый из Хабаровска, жив?

Нет, конечно. Но книг очень много и дома, и на работе, и не только по медицине. Мои родители рассказывали, что есть такое поверье: судьба ребёнка зависит от того, какой предмет ему первым в руки дадут. Мне дали книгу. Так и живу.

– Вы называете себя донским казаком. Это особая порода людей?

– Конечно, это защитники Отечества.

К холоду и к голоду нас приучает Родина,

Но за Родину готовы сражаться мы всегда…

– Возвращаясь к истокам, почему вы всё-таки выбрали эту профессию?

– Я даже не думал о медицине. Всё детство прошло у меня на родине во фруктовом саду, где я мальчишкой подрабатывал. Большой был сад, много вишни было. Я и охранял сад, и помогал собирать урожай, поэтому думал, что после школы пойду в сельскохозяйственный институт. Но оканчивал школу уже в Амурской области, куда мы с мамой переехали к родственникам. А там такого института не было. Вот мне и посоветовали пойти в медицинский. Конечно, хирургия стала моей судьбой, но виноград на даче я сейчас выращиваю.

– Как вы думаете, что главное в профессии врача?

Однажды после приёма одна пожилая женщина мне сказала: «Впервые в жизни так со мной поговорили». Наши пациенты ждут от нас не только качественного лечения, но, может быть, даже в большей степени внимания. И об этом нельзя забывать. Надо знать своё дело, ответственно относиться к своей работе, не давать волю эмоциям и находить подход к больным. Это трудно: много работы, на приём отводится только 15 минут, люди приходят с разным настроением. Но профессия обязывает.

 

P.S. За свою работу Леонид Дмитриевич Шехватов не раз отмечался различными наградами. Недавно на Празднике труда ему вручили Почётный знак Мособлдумы «За трудовую доблесть», ранее благодарные земляки удостоили его знаком отличия «За заслуги перед городом Павловский Посад». Особенно памятно доктору Шехватову, как его награждали орденом «Дружбы народов». «Я тогда сказал, что буду работать так, чтобы заслужить орден «Любви народа», – рассказывает Леонид Дмитриевич и даже не догадывается, что такой орден у него уже есть.

Елена Шахиджанова